Нумерологическое

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА

Гарольд Васильевич Вильямс

Сказка о русском солдате
Солдат был убит, смерть спустилась к нему с неба ласково. Он просто заснул под шелест сосен, а когда проснулся, понял, что умер. Стал карабкаться по Карпатским горам, отыскивать, где тут живут праведники. Его остановили ангелы, которых он принял за офицеров.
— Ты дрался, ты людей убивал, — сказал ему крылатый офицер.
У солдата сердце упало. Он молчал.
“Нагрешил я и не впустят они меня к себе” — подумал он.
Он стал вспоминать, как под вражеским огнём лез на Карпатские крутизны. Вспоминал те дни и ночи в ледяных окопах, когда метель выла, засыпая воинов снегом. Было холодно, было голодно. Вспоминался ему и последний бой, когда они отогнали австрийцев от вершины горы. Тяжело ему стало. Неужели все это было ни к чему?
— Не выгоняйте меня, Ваше Благородие, я брал Карпатские горы, — попросил он.
Что-то пробежало по лицу крылатого офицера. Он ничего не сказал. Только посмотрел в туманную мглу и в его светлых глазах что-то блеснуло.
И вдруг прямо перед собой солдат увидел новый отряд с золотыми знамёнами. Посреди них появился высокий красавец. Белокурые кудри падали ему на плечи.
В его глазах была такая сила, такая власть, что, глядя на него, сердце трепетало страхом и радостью.
Архангел оперся на рукоятку меча и сверху вниз взглянул на солдата.
— Ты брал Карпаты?
— Так точно, Ваше Превосходительство, — отвечал солдат.
— Ну-ка, расскажи мне про это, — сказал Архангел.
И солдат понял, что он спасён.


Отсюда
В целом в духе Вл. Соловьева, хотя архангел больше похож на (русофоба) Редьярда Киплинга.


Георгий Иванович Гончаренко (псевдоним Ю. Галич)

ВЕНЕЦ ТЕРНОВЫЙ
1
Юдоль страданий и печали,
Проходит жизнь, как тяжкий грех.
Замолкли песни, что звучали,
И яркий звон, и звонкий смех.
Забыта честь, угасла совесть,
Исчез, как дым, священный долг,
И дней минувшей славы повесть,
И голос родины ‒ умолк.
3
О, Русь!.. Пройдёт чреда страданий,
Исчезнет гибельный туман,
И ты, в тоске немых рыданий,
Поймёшь, где правда, где обман.
Воскреснешь вновь для жизни новой,
И славы блеск увидишь вновь,
И сменишь свой венец терновый
На разум светлый и любовь.
Кровавый бред помянешь тризной
И, пыль стряхнув с своих границ,
Чудесный лик перед Отчизной
Благоговейно склонишь ниц.