Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Любовь Шапорина

«В несчастном Ленинграде стон стоит, и были бы еще целы колокола, слышен был бы похоронный звон. Эти высылки для большинства – смерть. Дима Уваров, юноша, больной туберкулезом и гемофилией, что он будет делать в Тургае с тремя старухами: матерью, теткой и няней? Чем заработает хлеб? Творится что-то чудовищное и неописуемое. Высылаются дети, 75-летние старики и старухи, Пинегин, у него висел портрет Седова, при обыске ему было сказано: знаем мы вас, портреты царских офицеров на стенки вешаете… […]
Пошла я к Морозовым, думаю, вот где я отдохну на минуту от всех ужасов. А у них полна гостиная людей, приехавших прощаться. В институте Лесгафта семь человек, из политкаторжан – три семьи высылаются. Ссылают в Тургай, Вилюйск, Атбасар, Кокчетав, куда-то, где надо 150 верст ехать на верблюдах, куда-то, где ездят только на собаках.
По каким признакам?
Бывших дворян, аристократов, оппозиционеров, детей священников, мало-мальски состоятельных людей, имеющих родных за границей, и без признаков вовсе. И главным образом старых петербуржцев. Да и что могло остаться от прошлого у всех этих людей за 17 лет уравнительного бедствия? А с другой стороны, у кого из интеллигенции нет хотя бы одного из этих признаков. У меня масса причин к высылке. Дворянка – раз, дочь помещицы – два, братья бывшие офицеры – три, эмигранты – четыре! Толстой, Федин – да у всех покопаться, найдется повод для высылки. Ужас висит над городом.
А цель? Или уничтожение русской интеллигенции, как говорил мне Jerard в Париже в 1928 году. Или, по проф. Павлову, очередное “торможение” для удержания населения в “парадоксальной фазе”. […]
У всех этих жертв сразу отбираются паспорта. А в комиссионных магазинах перестали принимать вещи без предъявления паспорта. Люди бросают свой скарб и едут без гроша, без надежды на работу неведомо куда.
В ГПУ приносят людей на носилках, и если человек может головой шевелить, значит, годен для выселения. Что это?»

10 марта 1935 г.


(no subject)

В «Путешествии из Москвы в Петербург» он защищает Ломоносова и подобных ему писателей-клиентов от упреков в раболепстве и отказывается признать книжный рынок источником настоящей независимости. Он пишет: «Ломоносов и Кребб достойны уважения всех честных людей, несмотря на их смиренные посвящения, а господа NN все-таки презрительны — несмотря на то что в своих книжках они проповедуют независимость».

весь этот литературный корпус оказывался встроен в процесс воспитания нового подданного, будущего дворянина. Ради этого создавался придворный институт литературы.

Сатира обращена сверху вниз, от имени властей и образованных элит к широкой непросвещенной публике. Комедии пишутся в похожей логике: в том же «Недоросле» хорошо заметен этот момент обращения к низшим слоям дворянства от имени государства.

(no subject)

                            Наталья Крандиевская


                                  ЗА ВОДОЙ

              Привяжи к саням ведёрко
              И поедем за водой.
              За мостом крутая горка, —
              Осторожней с горки той!

              Эту прорубь каждый знает
              На канале крепостном.
              Впереди народ шагает,
              Позади звенит ведром.

              Опустить на дно веревку,
              Лечь ничком на голый лед, —
              Видно, дедову сноровку
              Не забыл ещё народ!

              Как ледышки, рукавички,
              Не согнуть их нипочём.
              Коромысло, с непривычки,
              Плещет воду за плечом.

              Кружит вьюга над Невою,
              В белых перьях, в серебре...
              Двести лет назад с водою
              Было так же при Петре.

              Но в пути многовековом
              Снова жизнь меняет шаг,
              И над крепостью Петровой
              Плещет в небе новый флаг.

              Не фрегаты, а литые
              Вмерзли в берег крейсера.
              И не снилися такие
              В мореходных снах Петра.

              И не снилось, чтобы в тучах
              Шмель над городом кружил,
              И с гудением могучим
              Невский берег сторожил.

              Да! Петру была б загадка:
              Лязг и грохот, танка ход.
              И за танком ленинградка,
              Что с винтовкою идет.

              Ну, а мы с тобой ведерко
              По-петровски довезем.
              Осторожней! Видишь, горка.
              Мы и горку обогнем.

                                                20 декабря 1941



(no subject)

(no subject)

(no subject)

(no subject)

(no subject)

"Переход людей от одного устройства жизни к другому совершается не постоянно - так, как пересыпается песок в песочных часах: песчинка за песчинкой, от первой до последней, а скорее так, как вода вливается в опущенный в воду сосуд, который сначала медленно и равномерно впускает в себя воду, а потом от тяжести уже влившейся в него воды вдруг быстро погружается и почти сразу принимает в себя всю ту воду, которую он может вместить" (via Modest Kolerv)