Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Не в бровь, а в глаз: блудница Вавилонская


Похотливая философия



                    Витгенштейн не любил философию.
                    Она приходила к нему и грубо
                    брала его как похотливая женщина

                    И не только в уединении.. Но где бы
                    он ни был: на наблюдательном пункте
                    артиллерийского подразделения,

                    в облаке пыли безнадежной атаки,
                    в хаосе лагеря военнопленных,
                    на балу средь венских миллионеров,

                    в госпитале, где санитар Людвиг
                    смешивал пасту Лассара из окиси цинка и желтого
                    вазелина, для солдат с обожженной кожей.

                    Она находила его на воздушном шаре,
                    когда он преподавал в начальной школе
                    и девочек драл за ушки.

                    Философия приходила и требовала
                    вниманья. Он отчаивался сопротивляться,
                    раскрывался, отдавая себя.

                    И когда сладострастно она
                    опускала его в интенсивность раздумий,
                    он содрогался и выдавал идеи.

                    Идеи били из него ключом,
                    струею не затыкаемых фонтанов
                    Шёнбрунновского дворца.

                    Ему стоило большого труда
                    заставить себя отвлечься
                    от потаскухи души и мысли.

                    Он с головой уходил в мюзиклы,
                    вестерны про ковбоев и краснокожих,
                    «крутые» американские детективы,

                    всегда садясь как можно ближе к экрану,
                    надеясь, что хоть здесь она, наконец,
                    оставит его в покое. Напрасно надеясь.

                    Главное, чтобы в фильме не было
                    тяжести вымученного интеллектуализма
                    и натуженной фиги в кармане.

                    Никогда не читал Аристотеля,
                    чурался диалогов Сократа,
                    но это не помогало…